Центр защиты леса Краснодарского края
регионы России
Направления деятельностиО насУслугиНовости70 лет ПобедыСМИ о насФотокаталогКонтакты
Карта филиалов
Российского центра защиты леса
Посмотреть филиалы списком
закрыть

Общая информация

Телефон единой диспетчерской службы
Федерального агентства лесного хозяйства

8-800-100-94-00

 

 

Новости

27.08.2017

Выживет ли самшит колхидский в рефугиумах северного макросклона Северо-Западного Кавказа?

Природный ареала самшита колхидского (Buxus colchica Pojarkov, 1947) в России состоит из двух участков: бóльшего на Черноморском побережье Краснодарского края и меньшего – в трёх долинах северного макросклона, – разделённых между краем и Республикой Адыгея (более 2,7 тыс. га в границах не менее 228 лесотаксационных выделов).

Крупнейшая по площади и плотности северная популяция самшита известна из среднего и нижнего теченья реки Цица (заставка), меньшая – занимает долину и притоки реки Курджипс, а также склоны хребтов Лаганакский, Гуама, Азиш-Тау. Многочисленные и недоступные скальные самшитники, не зарегистрированные лесоустройством ни в крае, ни в республике, в 2014–2017 годах были обнаружены лесопатологами ФБУ «Рослесозащита» в рамках специального исследования, поддержанного WWF России. Именно такие места обитания этого реликта ещё недавно внушали слабую надежду на выживание Buxus colchica в лесах без активного вмешательства человека, которой, вероятно, уже не суждено сбыться.


1

В рамках продолжающегося сотрудничества филиалов ФБУ «Рослесозащита» с отделением WWF России «Российский Кавказ» удалось не только ликвидировать большинство огрехов лесоустройства в описаниях аборигенного ареала самшита, обновить и обобщить актуальные сведения о состоянии десятков его локальных популяций, но и точно зафиксировать первое проникновение самшитовой огнёвки Cydalima perspectalis (Walker, 1859) в экосистемы северного макросклона (рис. 1). Уже в середине сентября 2015 года полностью объеденные этой огнёвкой локальные популяции самшита были обнаружены в долине реки Курджипс (Гуамское УЛВ) и в нижнем течении реки Цица (Черниговское УЛВ).


2

Значительная часть лесотаксационных выделов с участием Buxus colchica в Апшеронском лесничестве Краснодарского края формально или фактически относится к ООПТ или к ОЗУ-леса. В Адыгее практически все такие леса включены в ООПТ регионального значения (рис. 2). Однако подобный статус не спас эти самшитники и места их обитания ни от многолетней вялотекущей эксплуатации (и современного рекреационного освоения), ни от повреждения/гибели при рубках (легитимных или браконьерских) древостоев первого яруса, ни от аборигенных фитопатогенов грибной природы, ни от адвентивного фитофага – огнёвки самшитовой, – проникшего в леса российского Кавказа в 2013 году. Напротив, произрастание самшита на ООПТ сделало его защиту практически невозможной без нарушения сразу нескольких российских законов. В безуспешных попытках обойти эти ведомственные препоны и наблюдениях над расширением очагов очередного инвайдера пролетел и 2016 год.


3

Благодаря самоотверженным (и полулегальным) усилиям специалистов лесного хозяйства (преимущественно в Адыгее), при поддержке ряда общественных организаций, удалось сохранить только два локальных массива Buxus colchica в среднем течении реки Цица, вкупе представлявших от 0,1 до 0,3 % всех известных самшитников северного макросклона (рис. 2). Однако уже в мае 2017 года стало очевидно, что за минувший сезон этот вредитель многократно увеличил численность и вторичный ареал, а гусеницы генерации 2016/2017, выйдя из зимовки, полностью уничтожили недоступные для человека скальные самшитники восточного борта долины Цицы на границе Гуамского и Цицинского участковых лесничеств (рис. 3).


4

Следующая генерация Cydalima perspectalis (2017-1), постоянно отслеживаемая в рамках ГЛПМ, заселила все доступные для наземного обследования популяции самшита в долинах рек Цица, Курджипс и их притоков. Бабочки предшествующей генерации были собраны на светоловушку и половые аттрактанты под пологом буково-пихтовых лесов вдали от самшитников, на абсолютных высотах, существенно превышающих верхнюю границу произрастания Buxus colchica на Северо-Западном Кавказе. Их потомство в июле – августе 2017 года уничтожило листву на всех растениях самшита, оставшихся без защиты пестицидами (рис. 4).


5

Апробация новых отечественных феромонов самшитовой огнёвки в горной зоне позволила не только существенно уточнить местные особенности её биологии и миграционной активности, но и зафиксировать хронологию дефолиации самшитников от низовий Цицы (рис. 5), до наиболее южных (высотных) популяций в этой долине (рис. 6).


6

Повсеместно, кроме двух защищаемых в Адыгее участков, на рубеже третьей декады июля и второй декады августа (в зависимости от плотности вредителя) природные самшитники северного макросклона полностью лишились листвы, как это наблюдалось в аналогичный фенопериод 2014 года в долинах Черноморского побережья. Как и в лесах Сочинского национального парка и/или Кавказского заповедника, сплошная дефолиация самшита здесь последовала за сильным повреждением его листьев комплексом патогенных грибов, особенно вредивших в наиболее влажных местообитаниях – в Гуамском ущелье и низовьях реки Цица.


7

Как и в Тисо-самшитовой роще КГПБЗ в августе 2014 года, плотность яйцекладок в самшитниках Курджипса и Цицы в июле 2017 года оказалось настолько высокой, что листового корма хватило только гусеницам из наиболее ранних яйцекладок, оставленных, очевидно, самками, мигрировавшими из нижней части долины (рис. 1). Потомство же местных бабочек генерации 2016/2017, в верховьях Цицы появившееся позже, вынуждено питаться корой самшита, что, безусловно, приведёт к быстрому отмиранию его крон и гибели многих гусениц (рис. 3 и 7).


8

Эти наблюдения ещё раз подтвердили, что развитие Cydalima perspectalis в горах протекает с очень разной скоростью (на разных высотах и в разных стациях) и, вероятно, реализует разные варианты жизненного цикла этого вида. Так, в третьей декаде августа на высотах около 700 м над уровнем моря встречались гусеницы всех возрастов, как активно питавшиеся (рис. 3, 7), так и в зимовальных коконах (рис. 8), а также имаго, очевидно, генерации 2016/2017 (поздние) или мигранты 2017-1 (ранние). В зоне температурной инверсии более высокие и прогреваемые скальные популяции вредителя заметно обгоняют в развитии низинные, регулярно затеняемые и испытывающие сдерживающее влияние холодных воздушных масс, ночью стекающих в долины из окрестных высокогорий.


9

Ещё более разнородная картина наблюдается в популяциях огнёвки на степных равнинах Предкавказья, на фоне быстро прогрессирующей дефолиации самшита в незащищаемых декоративных и мемориальных насаждениях (рис. 9). Так, в низовьях Кубани и Лабы в конце августа текущего года одновременно встречались гусеницы средних и старших возрастов генерации 2017-1, а также первые, самые ранние, бабочки этой же генерации (очень мелкие). Их удалось выявить только с использованием феромонных ловушек. Очевидно, в климате степной зоны может развиться ещё одна полная генерация этого вредителя.


10

Фактически, в горной местности (в меньшей степени – в предгорьях региона) не наблюдается синхронного развития локальных популяций огнёвки даже в одном высотном поясе, как, например, у аборигенных вредителей – шелкопряда непарного или листовёртки дубовой зелёной. Возможно, это следствие постоянного притока мигрантов и существенного влияния микростациальных условий (инсоляции и инверсий). Подобная пластичность и изменчивость цикла Cydalima perspectalis по-прежнему не учитывается при планировании локальных защитных мероприятий, что заметно снижает их эффективность. Как оказалось, даже морфология гусениц этого фитофага неизвестна многим защитникам самшита в федеральных лесах, в принципе, делающим доброе дело (рис. 10).


11

Очевидно, при таких усилиях общественных организаций и неравнодушных граждан, не всегда опирающихся на точные знания биологии фитофага и фенологические наблюдения, северная популяция самшита колхидского в Адыгее и Краснодарском крае повторит незавидную участь южной, но с «опозданием» на 4 года (рис. 11).

Наблюдения будут продолжены…

визуальные маркеры, используемые для опознавания модельных объектов ГЛПМ на разных стадиях их дефолиации гусеницами Cydalima perspectalis в июле – августе 2017 года. В натуре отсутствуют.