Центр защиты леса Краснодарского края
регионы России
Направления деятельностиО насУслугиНовости70 лет ПобедыСМИ о насФотокаталогКонтакты
Карта филиалов
Российского центра защиты леса
Посмотреть филиалы списком
закрыть

Общая информация

Телефон единой диспетчерской службы
Федерального агентства лесного хозяйства

8-800-100-94-00

 

 

 

САМШИТОВАЯ ОГНЁВКА В КРАСНОДАРСКОМ КРАЕ

история проникновения, хронология расселения, причиняемый вред

(реальный и прогнозируемый), а также возможные меры по его сокращению

 

1. История проникновения вида в Российскую Федерацию и хронология расселения

Летом 2013 г. зелёные насаждения города Сочи, включавшие разновозрастные растения самшита вечнозелёного (Buxus sempervirens L.), неожиданно для коммунальных служб сначала утратили характерный темно-зелёный цвет листьев, а к июлю и сами листья в результате массового размножения и активного питания крупных дурно пахнущих гусениц неизвестного местным энтомологам вида чешуекрылых (Lepidoptera). Видовую принадлежность вредителя вскоре удалось установить, поскольку к тому моменту фотографиями гусениц и бабочек весьма характерного облика уже пестрели многие европейские сайты в сети Internet. Оказалось, что вид, за одно лето уничтоживший многолетние посадки самшита в Сочи, в англоязычных публикациях именуется The Box Tree Moth, чему в русском языке соответствует название Самшитовая огнёвка.

Этот вид: Cydalima perspectalis (Walker, 1859) = Glyphodes perspectalis (Walker, 1859) – чужд для фауны Кавказа, однако известен отечественным энтомологам из российского Приморья, куда заходит северный участок его восточноазиатского ареала (Каталог…, 2008). Принадлежит он к обширному семейству Огнёвок (Crambidae), его подсемейству Ширококрылые огнёвки (Pyraustinae).

На своей родине, в Восточной Азии, самшитовая огнёвка трофически связана с местными видами самшита, так же установлено питание её гусениц на падубе пурпурном, бересклете японском и бересклете крылатом (EPPO, 2011). Как показали наблюдения последнего десятилетия, эта огнёвка – исключительно активный инвайдер, захватывающий всё новые территории в ареале рода Buxus. В 2006 г. она была впервые обнаружена в Германии и с тех пор быстро расселяется по Европе. В настоящее время вид известен из Германии, Франции, Швейцарии, Великобритании, Бельгии, Австрии, Италии, Венгрии, Словении и Турции (Kruger, 2008; Hizard et al., 2012 и др.), откуда он через леса Аджарии уже проник в Грузию.

Согласно опубликованным исследованиям, на территорию Большого Сочи этот вредитель был завезён в 2012 г. из Италии с саженцами самшита вечнозелёного формы «Шар» (Гниненко и др., 2014). Впервые в России гусеницы самшитовой огнёвки обнаружены 22 сентября 2012 г. в питомнике временного содержания посадочного материала, предназначенного для озеленения территории Основной Олимпийской Деревни. К тому моменту они уже нанесли заметные повреждения нескольким саженцам самшита, возможно, ещё в Италии. Обработка этих растений препаратом «Актеллик» не привела к полной гибели всех ввезённых гусениц. Возможно, этому помешала особая скрытность личинок (рис. 1), в тот период уходивших на зимовку, а также изначальная недооценка последствий проникновения этого вида в центр российского ареала самшита колхидского (Buxus colchica Pojarkov, 1947).

Весной 2013 г. началась инвазия самшитовой огнёвки в городские экосистемы Сочи там, куда были вывезены итальянские саженцы. После выхода бабочек первой на территории России генерации они быстро расселились по посадкам самшита, десятилетиями украшавшим пансионаты и улицы Сочи. К сожалению, даже после скоротечной гибели рукотворных насаждений самшита в городе, быстро выкорчеванных или заменённых новыми, никто не задумался о судьбе аборигенной популяции самшита колхидского, произрастающего в России только на территории Краснодарского края и Республики Адыгея.

Примерно по такому же сценарию и в те же сроки развивалась гибель искусственных насаждений самшита в городе Новороссийске. Вероятно, в этот город самшитовая огнёвка проникла независимо от Сочи через крупнейший на юге России порт. Летом 2013 г. центр Новороссийска, как и Сочи, потерял большинство старовозрастных посадок самшита, которые после сплошной дефолиации и утраты эстетической привлекательности были срочно удалены коммунальными службами. По наблюдениям ФБУ «Рослесозащита», расселение огнёвки шло из центра города на запад и северо-запад в направлении Анапы, так же по искусственным насаждениям, поскольку самшит колхидский не произрастает в лесах Крымско-Новороссийской подпровинции.

Несмотря на исключительно быстрое распространение вида на Черноморском побережье России и скоротечную гибель искусственных самшитников, ни одно из лесных учреждений Министерства природных ресурсов и экологии, впрочем, как иные специализированные службы других ведомств, не уделило должного внимания новой инвазии. Даже специалисты учреждений, созданных специально для государственного контроля лесных экосистем на особо охраняемых природных территориях федерального уровня, таких как ФГБУ «Кавказский государственный природный биосферный заповедник» (КГПБЗ) и ФГБУ «Сочинский национальный парк» (СНП), не проявили должной дальновидности.

Несмотря на то, что именно в границах муниципального образования Краснодарского края город-курорт Сочи, в долинах многих рек от Псоу на востоке до Псезуапсе на западе сохранились реликтовые популяции самшита колхидского, включённого в Красную книгу Российской Федерации, Красную книгу Краснодарского края (2007) и Красную книгу Республики Адыгея (2012), к концу 2013 г. очаги массового размножения самшитовой огнёвки в Обзоре санитарного состояния лесов Сочинского национального парка за 2013 г. не значились. Проникла ли огнёвка к тому времени в самшитники Хостинского и Южного отделов Кавказского заповедника, точно не известно. Однако дальнейшее развитие событий летом 2014 г. (рис. 13) позволяет думать, что и в Тисо-Самшитовую рощу КГПБЗ этот инвайдер попал уже в 2013 г.

К концу 2013 г. фактом появления нового вредителя на Кавказе заинтересовались специалисты Сочинского национального парка, ФБУ ВНИИЛМ и ФБУ «Рослесозащита». Так, Центр защиты леса Краснодарского края (ЦЗЛ), являющийся филиалом ФБУ «Рослесозащита», незамедлительно предпринял активные действия по оценке масштабов инвазии в федеральных лесах с участием самшита колхидского и искусственных посадках самшита на всей территории Краснодарского края. Уже в начале октября 2013 г. были обследованы десятки популяций самшита колхидского в естественных местообитаниях в долинах рек Шахе, Дагомыс, Лоо, а также многочисленные искусственные посадки самшита от Туапсе до Анапы. Результаты оказались удручающими: за один год (2012–2013) огнёвка вошла в аборигенные популяции самшита колхидского в долинах названных рек, а также расселилась по рукотворным посадкам самшита вечнозелёного вдоль побережья на запад на десятки километров, вплоть до города Туапсе (Гниненко и др., 2014). Из Новороссийска вдоль интенсивно используемого шоссе на пос. Абрау-Дюрсо этот инвайдер проник на запад, в долину Абрау.

Такая скорость распространения вредителя побудила ЦЗЛ Краснодарского края срочно обследовать крупнейший эксклав самшита колхидского на северном макросклоне Западного Кавказа. Здесь этот третичный реликт произрастает в нескольких речных долинах (Цица, Курджипс, Пшеха, Белая, Мишоко, Руфабго), преимущественно в ущельях, каньонах, на скалах, иногда формируя густой второй ярус смешанных лесов на плакорах, например, на хребте Гуама. В конце октября 2013 г. ЦЗЛ Краснодарского края, совместно с Апшеронским лесничеством, провёл обследование самшитников в Гуамском ущелье одноимённого участкового лесничества. На тот момент следов инвазии самшитовой огнёвки в этом урочище выявлено не было.

В ноябре 2013 г. огнёвка была обнаружена ЦЗЛ Краснодарского края ещё в одном рукотворном биотопе, затерянном в субсредиземноморских сосново-дубовых лесах на мысе Идокопас (Геленджик), куда так же было высажено несколько сотен кустов самшита, ввезённых из Италии.

Уже в феврале 2014 г. мы обнаружили следы питания и зимующих гусениц этого вредителя на кустах самшита вечнозелёного в юго-восточных предместьях Краснодара, неподалёку от крупного питомника, в который доставляют импортные растения различных видов (рис. 23, 24). Таким образом, к весне 2014 г. самшитовая огнёвка в Краснодарском крае была известна из Сочи, Туапсе, Геленджика, Новороссийска и Краснодара. Очаги массового размножения этого инвайдера на культивируемом самшите вечнозелёном сформировались в городских насаждениях Сочи и Новороссийска.

В ноябре 2013 г. к нам поступили сообщения о массовом размножении этого вида чешуекрылых в зелёных насаждениях города Грозный Чеченской Республики, где самшит колхидский в природе отсутствует.

Уже в сентябре 2014 г. коллеги из Саратовского государственного университета (В.В. Аникин) и Санкт-Петербургского лесотехнического университета (Е.А. Лукмазова) сообщили на Конференции в г. Майкоп (15–20 сентября), что ещё в 2012 г. они встречали гусениц самшитовой огнёвки в различных районах Республики Абхазия, в том числе в естественных местообитаниях самшита колхидского.

В это же время от специалистов по защите искусственных насаждений г. Краснодара в ЦЗЛ Краснодарского края поступили сведения, что уже летом 2013 г. локальный очаг огнёвки сформировался и в западной части Краснодара, в одном из домовладений, озеленённом с применением импортного самшита. Хронология и расположение упомянутых находок самшитовой огнёвки, очевидно, предполагают её независимое и практически одновременное появление в Абхазии, Краснодарском крае и Чечне из различных источников.

Об обнаружении нового инвайдера в государственных лесах и опасности его массового размножения ЦЗЛ Краснодарского края в ноябре 2013 г. официально сообщил в Министерство природных ресурсов Краснодарского края и Туапсинское лесничество – учреждения зоны ответственности ФБУ «Рослесозащита».

После выявления огнёвки в Краснодаре (в феврале 2014 г.) ЦЗЛ Краснодарского края официально уведомил о новом опасном вредителе Управление Федеральной службы по ветеринарному и фитосанитарному надзору по Краснодарскому краю и Республике Адыгея, а также администрацию краевой столицы.

 

2. Последствия инвазии в Краснодарском крае в 2013–2014 гг.

Эффективные и масштабные меры по ограничению численности самшитовой огнёвки в естественных самшитниках Краснодарского края на рубеже 2013–2014 гг. не были приняты. Некоторые очаги в Сочи, Новороссийске, Геленджике и Краснодаре были частично локализованы с помощью многократного применения химических пестицидов, но это никак не повлияло на бабочек, уже проникших в колхидские леса края. В результате такого бездействия уже к середине августа настоящего года самшитовая огнёвка в массе размножилась практически во всех долинах Черноморского побережья Краснодарского края, где произрастает самшит колхидский: от низовий Мзымты до верховий Шахе. Она также заселила долины малых рек, стекающих с приморских хребтов (Хоста, Дагомыс, Лоо).

К настоящему времени питание гусениц огнёвки вызвало дефолиацию как крупных ценопопуляций, так и небольших групп самшита колхидского, варьирующую (к окончанию развития предпоследней генерации 2014 г.) от средней до сплошной степени (рис. 17–19). Эти насаждения локализованы в нескольких лесничествах Сочинского национального парка, Туапсинского лесничества Управления лесного хозяйства МПР Краснодарского края и Хостинском отделе Кавказского заповедника. Наиболее сильно пострадали Тисо-Самшитовая роща КГПБЗ (рис. 16) в долине р. Хоста (сплошная дефолиация), самшитники в долине реки Дагомыс (СНП), а также в долине реки Лоо, поделённой между Солох-Аульским участковым лесничеством МПР Краснодарского края и Дагомысским лесничеством СНП (дефолиация от сильной до сплошной).

Общую площадь лесов в Краснодарском крае с участием самшита, уже заселённых Cydalima perspectalis, точно установить пока не представляется возможным. Согласно информационной базе данных[1], используемой ЦЗЛ Краснодарского края для организации государственного лесопатологического мониторинга, в материалах лесоустройства для Краснодарского края участие самшита было отмечено на площади не менее 3100 га (табл. 1). Больше всего неопределённости присутствует в сведениях о площади таких формаций на землях КГПБЗ. В самшитниках Адыгеи (>1800 га) инвазия этой огнёвки в настоящее время отсутствует.

По данным ЦЗЛ Краснодарского края, только в лесах Туапсинского лесничества, относимого к зоне обслуживания Филиала, площадь очагов этого инвайдера за неполный год выросла с 3,5 до 144 га. По информации специалистов КГПБЗ и СНП, озвученной на совещании, проведённом министром МПР РФ 20 сентября 2014 г. в Сочи, на землях этих двух ООПТ очаги инвайдера охватывают от 600 до 900 га охраняемых насаждений.

Следует учесть, что небольшие по площади самшитники обычно не фигурируют в материалах лесоустройства и могут быть учтены только после натурного обследования. К этой площади лесов необходимо смело прибавить все городские насаждения Сочи от Адлера до Магри, поскольку здесь характерные следы питания гусениц огнёвки обнаружены повсеместно, вплоть до Туапсе. Важность срочной инвентаризации участков произрастания самшита колхидского в России была признана всеми участниками совещания в Сочинском НП.

 

Таблица 1 – Оценка площади естественных насаждений на Северо-Западном Кавказе с доминированием (во втором ярусе) или участием самшита колхидского

Ведомственная принадлежность участков лесного фонда

Участковое лесничество / отдел

Площадь,

га

Количество лесохозяйственных выделов

Апшеронское лесничество

Мезмайское

170,2

26

Апшеронское лесничество

Гуамское

22,8

3

Апшеронское лесничество

Черниговское

301,8

27

Туапсинское лесничество

Солох-Аульское

432,5

82

Туапсинское лесничество

Мало-Кичмайское

38,2

18

Туапсинское лесничество

Черноморское

158,0

36

ФГБУ «Сочинский национальный парк»

несколько лесничеств

1863,0

Республика Адыгея

Майкопское лесничество

1800,0

ФГБУ «Кавказский государственный природный биосферный заповедник»[2]

Хостинский отдел

181,0

Всего в Краснодарском крае и Республике Адыгея

>4967,5

>192

 

Существует несколько факторов, препятствующих быстрому учёту всех природных популяций самшита колхидского. Первый – разделение вмещающих их лесов между тремя учреждениями в самом МПР РФ (Рослесхозом, Кавказским заповедником и Сочинским национальным парком) и двумя ведомствами в двух субъектах РФ: Управлением лесного хозяйства МПР Краснодарского края (Туапсинское и Апшеронское лесничества), а также Управлением лесами Республики Адыгея (Гузерипльское и Майкопское лесничества). Второй – отсутствие упоминания большинства локальных популяций самшита колхидского в материалах лесоустройства, поскольку он обычно не образует сплошных массивов, формируя второй ярус, подлесок, или встречаясь небольшими группами. Третий – локальность характерных местообитаний самшита, их незначительная площадь и часто исключительная труднодоступность (но не для бабочек огнёвки).

Отсутствие цельного представления о российской метапопуляции самшита колхидского не позволяет ни оценить масштабы его современной утраты, ни построить прогноз расселения инвайдера на северный макросклон Кавказа, ни выбрать ценопопуляцию самшита для учреждения генетического резервата этого таксона с последующей защитой его от проникновения огнёвки. Сам же инвайдер за 4 неполные поколения с октября 2013 г. по сентябрь 2014 г. уничтожил реликтовые самшитники в тех урочищах Сочи, где осенью минувшего года он либо не встречался вообще, либо присутствовал единично.

С такой скоростью расселения и размножения вероятность проникновения огнёвки в северные эксклавы самшита с юга – через перевалы в Главном Кавказском хребте или с севера – из Краснодара через Апшеронск, очень велика. При каждом из дальнейших направлений инвазии полная утрата самшита колхидского из флоры России может стать реальностью уже через 3–5 лет.



[1] Только в урочище Тисо-Самшитовая роща Хостинского отдела, однако на землях КГПБЗ самшит произрастает и в долине р. Белая (Республика Адыгея), и в долинах рр. Шахе, Агура (Краснодарский край).

[2] Основана на предварительно обработанных материалах лесоустройства (за 1997–2001 гг.) лесных хозяйств прежнего Краснодарского управления лесами и иной документально подтверждённой информации.

 

3. Возможные причины скоротечности инвазии

Стремительному расселению нового вредителя на российском Кавказе, помимо отсутствия в местной фауне и микобиоте естественных врагов, способствовали следующие факторы. Во-первых, массовый, вероятно, бесконтрольный, завоз растительного материала из европейских питомников, давно освоенных этим вредителем. Саженцы завозились и в Краснодарский край, и в Чеченскую Республику. В Адыгее, по крайней мере, в Майкопе, в сентябре 2014 г. следов огнёвки обнаружить не удалось. По региону саженцы самшита вечнозелёного распространялись, прежде всего, в места активной застройки – крупные приморские города, пансионаты, усадьбы, в Краснодар и его растущие предместья. Очевидно, досмотр ввозимого самшита на заселённость вредителями и патогенами был налажен неудовлетворительно.

Во-вторых, началу вселения огнёвки поспособствовал непрофессионализм работников, проводивших дезинсекцию партии самшита, ввезённой в Имеретинскую бухту Сочи в 2012 г. Незнание экологии вредителя и (или) нежелание её исследовать привело к выживанию части гусениц после обработки и «запуску» инвазии в Краснодарском крае.

Без сомнения, отрицательную роль сыграла практика «замалчивания» проблемы в Сочи, в том числе сотрудниками учреждений МПР РФ, присутствовавшая до проведения Зимних Олимпийский игр. Примером такого сокрытия масштабов инвазии является тот факт, что ЦЗЛ Краснодарского края узнал о тотальной дефолиации самшита в Сочи (не имея там наблюдательной сети государственного лесопатологического мониторинга) из сети Internet лишь в августе 2013 г.

Никто из официальных лиц, работающих в учреждениях МПР РФ в Сочи или МПР Краснодарского края в Новороссийске, не обратился в ФБУ «Рослесозащита» с вопросом о массовом размножении нового для региона вредителя вплоть до августа 2014 г., несмотря «битву» с ним, проигранную коммунальными службами этих городов ещё летом 2013 года. Только личные контакты со специалистами из этих же учреждений и коллегами из других городов России позволили ФБУ «Рослесозащита» уже к декабрю 2013 г. провести масштабное обследование мест произрастания аборигенного самшита колхидского, а также интродуцированного самшита вечнозелёного и оценить неутешительные «итоги» первого года этой инвазии.

В-третьих, «загадочности» добавили особенности биологии и экологии самой самшитовой огнёвки, вероятно, меняющиеся в зависимости от климатических условий в конкретном месте обитания. Известно, что в масштабах глобального ареала этот вид может зимовать во всех фазах и стадиях жизненного цикла. В 2013–2014 гг. нам удалось пронаблюдать зимовку Cydalima perspectalis в трёх районах Краснодарского края, значительно различающихся погодно-климатическими условиями холодного периода.

В приморских долинах Сочи, в сухих дубово-сосновых лесах под Геленджиком и в открытой степи под Краснодаром вид зимовал только в фазе гусеницы 2–3 возраста (рис. 1). В конце октября такие гусенички выбирали 2–3 молодых листа верхушечной почки самшита. Скрепляли их края очень прочными шёлковыми тяжами, а в полости между ними строили плоский двухкамерный кокон, в котором сохраняли активность до весны, не питаясь (рис. 2). Вероятно, именно такой способ зимовки позволил выжить некоторым личинкам после химической обработки партии самшита, ввезённой в Сочи осенью 2012 г.

Самшитовая огнёвка способна развиваться в нескольких поколениях за сезон. Под Геленджиком выход из зимовки гусениц последней генерации 2013 г. наблюдался между 25 февраля и 5 марта 2014 г. В Сочи куколки предпоследней генерации 2013 г. фиксировались в первой декаде октября. Именно бабочки этой генерации дали зимующую генерацию 2013/2104. Количество полных поколений огнёвки, развивающихся между мартом и ноябрём, вероятно, зависит от условий конкретной местности: как минимум, их 2, максимум – 4.

Модельные растения самшита вечнозелёного в Краснодаре были полностью объедены уже к началу июля 2014 г. (рис.22), тогда как в Хосте сплошная дефолиация самшита колхидского была зафиксирована к середине августа этого года (рис. 17). Вероятно, как и у большинства поливольтинных видов чешуекрылых, у самшитовой огнёвки перекрываются сроки развития поколений к концу вегетационного периода. Так, осенью 2013 г. в Сочи одновременно встречались куколки и имаго родительского поколения, а также младшие личинки следующей генерации, ушедшие на зимовку 2013/2014.

Без сомнения, негативную роль в столь быстром расселении инвайдера на Черноморском побережье сыграли и активное курортное строительство, и безразличие к новому вредителю со стороны почти всех профильных учреждений, контролирующих леса на территории Краснодарского края.

 

4. Меры по сдерживанию инвазии и сохранению естественного биоразнообразия лесов

К эффективным способам подавления самшитовой огнёвки сейчас относятся только регулярный ручной сбор гусениц и многократное применение пестицидов химической природы, хорошо зарекомендовавшее себя в Сочи, Геленджике и Краснодаре. Однако об их использовании в горных лесах Северо-Западного Кавказа всерьёз говорить не приходится.

Рельеф на большей части местности, занимаемой самшитом колхидским, делает практически невозможной обработку насаждений с воздуха. Многие же стации самшита в ущельях и каньонах представляют практически отвесные скальные стены и узкие полки на них, на которых невозможно организовать и наземную борьбу с этим вредителем. На немногочисленных плакорах самшит растёт во втором ярусе густого грабово-буково-пихтового леса, где он также недоступен для обработки с воздуха. Обычно такие местообитания связаны с карстовым рельефом, существенно затрудняющим перемещение наземной техники даже на относительно пологих склонах.

Дополнительную проблему, неразрешимую без специальных административных усилий, представляет статус большинства популяций самшита и мест их произрастания. Практически все они существуют в границах водоохранных зон и водозаборов городов Сочи, Майкоп, Апшеронск, Хадыженск, в непосредственной близости от водотоков. Многие крупные ценопопуляции относятся к ООПТ федерального и регионального уровня, что исключает применение для защиты самшитников не только химических, но и биологических средств борьбы с огнёвкой.

Ситуация представляется неразрешимой без радикальных и срочных мер, поскольку за два года, пролетевших с момента подтверждённого ввоза в Сочи гусениц огнёвки, она уже практически полностью уничтожила большинство локальных популяций самшита в долинах черноморских рек, кроме наиболее удалённых от побережья (например, в долине Лаура КГПБЗ).

Оказалось, что в условиях острого недостатка предпочитаемой пищи гусеницы огнёвки переходят к питанию корой самшита, выгрызая сначала небольшие лунки, потом крупные участки вплоть до древесины, как это наблюдалось в августе 2014 г. в Тисо-Самшитовой роще КГПБЗ (рис. 18). Такая трофическая пластичность вредителя не оставляет шансов растениям самшита с обглоданной корой сформировать вторичную листву.

Кроме того, в этом же урочище следы питания гусениц Cydalima perspectalis были обнаружены нами на самых различных неродственных растениях: мушмуле японской, лавровишне, двух видах иглицы, клёне полевом, ясене обыкновенном, ежевике. Этот факт свидетельствует о возможности, пусть и маловероятной, натурализации огнёвки самшитовой в лесах Кавказа и без участия самого самшита. В последнем случае леса региона получат ещё одного вредителя, сопоставимого с американской белой бабочкой.

Очевидно, что вероятность отрастания листьев самшита в условиях сохраняющегося присутствия инвайдера в окружающих экосистемах также ничтожна. Иными словами, без уничтожения популяций огнёвки даже шанса выжить у самшитников, частично повреждённых в 2014 г., не остаётся.

Похоже, что никакие срочные меры (карантинные, разрешительные, истребительные) уже не защитят от повторной дефолиации (и гибели) пока ещё сохранившиеся участки самшита на Черноморском побережье России в долинах рек Шахе, Хоста, Мзымта или Псоу.

Нам представляется, что аборигенные популяции самшита колхидского на российском Кавказе можно сохранить только активными и одновременными действиями по двум направлениям: административному и лесохозяйственному (лесозащитному). Необходимо незамедлительно принять ряд исключительных административных мер, закрепляющих статус самшитовой огнёвки на Кавказе, как объекта внутреннего и внешнего карантина (Гниненко и др., 2014).

С другой стороны, реальность утраты национальной популяции Buxus colchica Pojarkov, 1947 должна привести к повышению природоохранного статуса этого таксона в Красной книге России (сейчас он – 2), а также в Красной книге Краснодарского края (2007): сейчас он – 2 «Уязвимый» – 2, УВ. Только в Красной книге Республики Адыгея (2012) современный статус таксона соответствует реальной угрозе вымирания самшита колхидского – 1Б «Находящиеся под угрозой исчезновения» – 1Б, УИ.

Повышение природоохранного статуса (категории) должно привести к полному запрету любой хозяйственной деятельности в насаждениях с участием самшита колхидского в Краснодарском крае и Республике Адыгея, кроме действий, призванных способствовать его самостоятельному или контролируемому выживанию в природе. Ни для службы защиты леса, ни, тем более, для местных экологических организаций не секрет, что и в Краснодарском крае, и в Адыгее рядовые рубки леса и иные хозяйственные акции зачастую игнорируют факт произрастания самшита во втором ярусе или подлеске «осваиваемых» участков. На практике это приводит к гибели сотен растений федерально охраняемого вида и разрушению его местообитаний.

Поскольку после проникновения в экосистемы Западного Кавказа самшитовой огнёвки все без исключения естественные местообитания самшита колхидского фактически стали «критическими» для его выживания, любое их нарушение или уничтожение априори должно попадать под действие статьи 259 Уголовного Кодекса РФ «Уничтожение критических местообитаний для организмов, занесённых в Красную книгу Российской Федерации». С этого момента все хозяйственные действия в самшитниках должны рассматриваться Прокуратурой Российской Федерации исключительно через призму этого законодательно акта.

Хозяйствующие субъекты в границах Краснодарского края и Республики Адыгея, ведающие насаждениями самшита в муниципальных образованиях, на частных землях и любых федеральных землях вне лесного фонда, должны предпринимать согласованные усилия по тотальному истреблению всех локальных популяций самшитовой огнёвки и, тем более, очагов её массового размножения, как это осуществлялось в 1980-х годах в очагах американской белой бабочки.

Целью таких действий является сокращение вероятности повторного ввоза инвайдера в естественные экосистемы, в первую очередь – на северный макросклон Кавказа. Естественно, что без непосредственного участия глав Краснодарского края и Республики Адыгея такие радикальные меры не найдут должного «понимания» у чиновничьего пула региональных администраций, мэрий, хозяйствующих организаций и сотен застройщиков.

Облегчить понимание масштабов описанной выше опасности и ответственности должностных лиц может грамотная информационная кампания в краевых и республиканских СМИ.

Все лесники, биологи, лесопатологи и специалисты по защите растений, обсуждавшие проблему инвазии самшитовой огнёвки на сентябрьском совещании МПР РФ в Сочи, были единодушны в том, что без контроля популяции этого вредителя в Республике Абхазия любые меры, предпринятые в России, могут оказаться безрезультатными. Именно в долинах Абхазии сохранились самые крупные и высоковозрастные ценопопуляции самшита колхидского на Западном Кавказе. Самшитовая огнёвка проникла в них уже в 2012 г., но нигде в Абхазии ситуация с повреждением самшита к настоящему времени не выглядит столь фатальной, как в Сочи. Вероятно, существуют природные факторы, сдерживающие размножение этого инвайдера в Абхазии. Их выявление, как и налаживание взаимодействия по предотвращению трансграничного переноса пропагул огнёвки, переводят проблему сохранения самшита колхидского в России на уровень международного взаимодействия.

Практические лесохозяйственные меры по сохранению самшита колхидского в России должны заключаться в следующем. На первом этапе (в холодный период 2014/2015 гг.): скорейшая и полная инвентаризация аборигенных самшитников силами Рослесхоза и федеральных ООПТ МПР РФ. Одновременно, силами ФБУ «Рослесозащита» и специалистов тех же ООПТ, должно быть организовано выявление очагов массового размножения самшитовой огнёвки и разработан прогноз маршрутов её проникновения на северный макросклон Кавказа. Без введения самшита в материалы лесоустройства ни масштаб предстоящей борьбы с этим вредителем, ни последствия возможной утраты самшита не могут быть адекватно оценены.

На втором этапе, после генерирования единой карты российской метапопуляции самшита, составленной средствами национальной системы лесоустройства (т.е. отображающей ареал в форме лесохозяйственных выделов), предстоит выбрать несколько достаточно крупных (площадью в десятки гектаров) местообитаний самшита для придания им постоянного статуса близкого по смыслу к ныне упразднённому понятию «генетический резерват».

Важно, чтобы эти участки были свободны от самшитовой огнёвки, круглогодично доступны для наземного транспорта, проходимы для людей с ранцевыми опрыскивателями, достаточно далеки от водотоков, а также располагались на пологих формах рельефа (плакорах).

Подобные популяции самшита имеются в Гуамском участковом лесничестве Краснодарского края, а также в Майкопском лесничестве Республики Адыгея, возможно, они сохранились на землях КГПБЗ или СНП. Для налаживания полноценной охраны целесообразно передать их в Кавказский государственный природный биосферный заповедник в форме новых кластеров (аналогичных Тисо-Самшитовой роще) с присвоением статуса «биосферный полигон» для законного применения в таких насаждениях химических пестицидов против фитофагов и фитопатогенов самшита колхидского столько раз, сколько это потребуется для достижения устойчивого защитного эффекта (согласно положениям статьи 103 Лесного Кодекса РФ).

В последующем (в идеале – с марта 2015 г.), в каждом генетическом резервате должны быть организованы все мероприятия государственного лесопатологического мониторинга, направленные на незамедлительное обнаружение проникновения огнёвки самшитовой, которое, рано или поздно, произойдёт. За инвазией вредителя должны следовать незамедлительные меры по локализации и уничтожению каждой новой популяции огнёвки любым из разрешённых в таких ценопопуляциях самшита способом.

Целью предлагаемых нетривиальных действий является сохранение генофонда самшита колхидского на северном макросклоне Кавказа для его последующей реинтродукции в места обитания погибших ценопопуляций на Черноморском побережье России, после решения проблемы с удалением из них самшитовой огнёвки.

Без сомнения ни одно из этих практических мероприятий, начиная с получения разрешения на масштабное использование пестицидов на ООПТ, заканчивая запретом любой вредной для самшита хозяйственной деятельности во вновь организуемых генетических резерватах, не может воплотиться без волевого усилия Правительства России и осознания важности таких действий администрациями означенных выше субъектов. Решение этой задачи полностью ложится на высшие орган различных ветвей государственной власти, а их отношение к этой проблеме продемонстрирует истинную заинтересованность в достижении национального интереса – сохранения естественного биоразнообразия лесных экосистем России.

Одновременно с административными и лесохозяйственными мерами по сохранению генофонда самшита колхидского необходимо срочно организовать научный поиск и исследование потенциальных природных врагов самшитовой огнёвки, способных сдерживать рост её популяции в регионе. Насколько нам известно, такие работы уже ведутся специалистами ФГУ ВНИИЛМ в Пушкино (Рослесхоз) и ГНУ ВНИИ цветоводства и субтропических культур в Сочи (РАСХН). Эти исследования должны получить статус и финансирование государственной программы, поскольку без сдерживания самшитовой огнёвки в природных лесах Кавказа все усилия по сохранению самшита колхидского будут продуктивны только в генетических резерватах, регулярно обрабатываемых пестицидами, кончено, если такие будут учреждены.

В заключение приходится констатировать, что опасения за судьбу российской популяции самшита колхидского, высказанные нами в конце 2013 г., превзошли худшие ожидания в несколько раз (Гниненко и др., 2014). Очевидно, что в настоящем положении (рис. 25) только совместные неординарные и оперативные усилия различных ведомств России, поддержанные Правительством, и на уровне решений транслированные руководителями Краснодарского края и Республики Адыгея во все подчиняющиеся им органы власти, при осознанной поддержке местного населения этих субъектов (ценой немалых финансовых жертв всех сторон процесса) могут спасти реликтовые леса из самшита колхидского в стране.

 

Использованные источники

 

Гниненко Ю.И., Ширяева Н.В., Щуров В.И. Самшитовая огнёвка – новый инвазивный организм в лесах Российского Кавказа / Карантин растений. Наука и практика, 2014 № 1 (7). С. 32–36.

Ещё один опасный вредитель леса обнаружен в Краснодаре. ЦЗЛ Краснодарского края, 2014. Режим доступа: URL: http://czl23.ru/news.php?extend.115.

Каталог чешуекрылых (Lepidoptera) России / Под ред. С.Ю. Синева. 2008. СПб.; М.: Товарищество научных изданий КМК. 424 с.

Красная книга Краснодарского края (Растения и грибы) (Отв. ред. С.А. Литвинская). Изд. 2-е. Краснодар: ООО «Дизайн Бюро № 1», 2007. С. 140–141.

Красная книга Республики Адыгея: Редкие и находящиеся под угрозой исчезновения объекты животного и растительного мира: в 2 ч. Издание второе / Управление по охране окружающей среды, природным ресурсам и чрезвычайным ситуациям РА. Отв. ред. А.С. Замотайлов. Майкоп: Качество, Часть 1. 2012. С. 113.

Проблема инвазии самшитовой огнёвки, прогрессирующей на российском Кавказе, вышла на уровень Правительства Российской Федерации. ЦЗЛ Краснодарского края, 2013. Режим доступа: URL: http://czl23.ru/news.php?extend.128.

Самшитовая огнёвка Cydalima perspectalis (Walker, 1859) проникла в реликтовые леса Краснодарского края. ЦЗЛ Краснодарского края, 2013. Режим доступа: URL: http://czl23.ru/news.php?extend.102.

Самшитовая огнёвка в Краснодарском крае – три года после завоза в регион. ЦЗЛ Краснодарского края, 2014. Режим доступа: URL: http://czl23.ru/news.php?extend.127.

Специалисты ФБУ «Рослесозащита» приняли участие в VII чтениях памяти О.А. Катаева в Санкт-Петербурге. ЦЗЛ Краснодарского края, 2013. Режим доступа: URL: http://czl23.ru/news.php?extend.107.

Фотокаталог Вредители древесно-кустарниковой растительности. Огнёвка самшитовая. ЦЗЛ Краснодарского края, 2014. Режим доступа: URL: http://czl23.ru/content/photo_catalog.php?./photo_catalog/vrediteli_lesa/Cydalima perspectalis

Центр защиты леса Краснодарского края продолжил мониторинговые наблюдения в реликтовом массиве самшита колхидского на северном макросклоне Кавказа. ЦЗЛ Краснодарского края, 2013. Режим доступа: URL: http://czl23.ru/news.php?extend.106.

Центр защиты леса Краснодарского края продолжает выявление новых и мониторинг известных популяций самшитовой огнёвки – опасного инвазивного вредителя лесного и лесопаркового хозяйства на юге России. ЦЗЛ Краснодарского края, 2014. Режим доступа: URL: http://czl23.ru/news.php?extend.122.

Центр защиты леса Краснодарского края продолжил реализацию программы экологического мониторинга охраняемых и угрожаемых форм жизни в природных сообществах Северо-Западного Кавказа. ЦЗЛ Краснодарского края, 2014. Режим доступа: URL: http://czl23.ru/news.php?extend.126.

Щуров В.И. Новые и малоизвестные чешуекрылые (Lepidoptera) в фауне Северо-Западного Кавказа / Горные экосистемы и их компоненты: Материалы V Всероссийской конференции с международным участием, посвящённой 25-летию научной школы чл-корр. РАН А.К. Темботова и 20-летию Института экологии горных территорий им. А.К. Темботова КБНЦ РАН. Нальчик, 2014. С. 134–135.

Щуров В.И. Самшитовая огнёвка Cydalima perspectalis (Walker, 1859) на российском Кавказе – хроника трёх лет инвазии / VIII Чтения памяти О. А. Катаева. Вредители и болезни древесных растений России / Материалы международной конференции, Санкт-Петербург, 18–20 ноября 2014 г. / под ред. Д. Л. Мусолина и А. В. Селиховкина. – СПб.: СПбГЛТУ, 2014. С. 99–100.

Щуров В.И., Бондаренко А.С., Вибе Е.Н. Современное распространение новых видов-инвайдеров (Insecta: Homoptera, Heteroptera, Hymenoptera, Diptera, Lepidoptera) в древесно-кустарниковых экосистемах Северо-Западного Кавказа VII Чтения памяти О.А. Катаева Вредители и болезни древесных растений России / Материалы международной конференции, Санкт-Петербург, 25–27 ноября 2013 г. / под ред. А. В. Селиховкина и Д. Л. Мусолина. – Спб.: СПбГЛТУ, 2013. С. 105–106.

ЕРРО, New data on quarantine pests and pests of the EPPO Alert List. EPPO Reporting Service, № 9. 2011/ 203.

Gninenko Yu.I., Shiryaeva N.V., Shurov V.I. The Box tree moth – a new invasive pests in the Caucasian forest / Карантин растений. Наука и практика, 2014№ 1 (7). C. 36–39.

Kruger E.O. Glyphodes perspectalis (Walker, 1859) – neu furdie Fauna Europas (Lepidoptera, Crambidae) / Entomol. Zeitschr., 118 (2), 2008. S. 81–83.

Hizard E., Kose M., Yesil C., Kaynor D., The new pest Cydalima perspectalis Walker, 1859 (Lepidoptera, Crambidae) in Turkey // Journ. of Animal and Veterinary Advances, 2012, v. 11, № 3. Р. 400–403.

 

 

Директор Филиала ФБУ «Рослесозащита» –

«ЦЗЛ Краснодарского края»,   к.б.н.                                                                                          В.И. Щуров

 

25.12.2014

 

Приложение 1

 

САМШИТОВАЯ ОГНЁВКА – ФАЗЫ И СТАДИИ ЖИЗНЕННОГО ЦИКЛА, ВРЕДОНОСНОСТЬ И ИНЫЕ ПОСЛЕДСТВИЯ ЖИЗНЕДЕЯТЕЛЬНОСТИ В КРАСНОДАРСКОМ КРАЕ

Рисунок 1 – Двухкамерный зимовальный кокон гусеницы самшитовой огнёвки

Рисунок 2 – Гусеница самшитовой огнёвки 2 возраста во вскрытом зимовальном коконе:

Сочи, окрестности пос. Лоо, 10 октября 2013 г.

Рисунок 3 – Гусеница самшитовой огнёвки 3 возраста, вышедшая с зимовки:

Молоканова щель, Геленджик, 18 марта 2014 г.

Рисунок 4 – Гусеницы самшитовой огнёвки 4 возраста, начавшие активное питание после зимовки: Краснодар, х. Ленина, 27 апреля 2014 г.

Рисунок 5 – Гусеница самшитовой огнёвки 5 возраста, заканчивающая развитие:

Краснодар, х. Ленина, 09 мая 2014 г.

Рисунок 6 – Гусеница самшитовой огнёвки 5 возраста перед окукливанием

Рисунок 7 – Начало питания молодых гусениц летней генерации 2014-II:

Краснодар, пос. Индустриальный, август 2014 г.

Рисунок 8 – Гусеницы самшитовой огнёвки 3 возраста генерации 2014-II, выгрызающие кору самшита колхидского: Сочи, Тисо-Самшитовая роща КГПБЗ, 4 сентября 2014 г.

Рисунок 9 – Куколка самшитовой огнёвки генерации 2013-III: Сочи, октябрь 2013 г.

Рисунок 10 – Куколка самшитовой огнёвки зимовавшей генерации 2013/2014 со сформировавшейся бабочкой: Краснодар, 12 апреля 2014 г.

Рисунок 11 – Имаго самшитовой огнёвки типичной формы

Рисунок 12 – Имаго самшитовой огнёвки, меланистическая форма

Рисунок 13 – Массовая миграция недопитавшихся гусениц самшитовой огнёвки генерации 2014-II в поисках корма: Сочи, Тисо-Самшитовая роща КГПБЗ, 22 августа 2014 г. (фотография сотрудника КГПБЗ)

Рисунок 14 – Массовый лёт имаго самшитовой огнёвки генерации 2014-II на свет:

Сочи, вход в Дендрарий, 29 сентября 2014 г. (фотография сотрудника СНП)

Рисунок 15 – Гибель бабочек самшитовой огнёвки генерации 2014-II, прилетевших на свет: Сочи, у входа в Дендрарий СНП, 29 сентября 2014 г. (фотография сотрудника СНП)

Рисунок 16 – Специалисты ЦЗЛ Краснодарского края и Кавказского заповедника обследуют очаг самшитовой огнёвки в Тисо-Самшитовой роще КГПБЗ: 4 сентября 2014 г.

Рисунок 17 – Сплошная дефолиация двухсотлетнего самшита в Тисо-Самшитовой роще гусеницами самшитовой огнёвки в сентябре 2014 г.

Рисунок 18 – Сплошная дефолиация самшита в Тисо-Самшитовой роще Кавказского заповедника в сентябре 2014 г.

Рисунок 19 – Сплошная дефолиация самшита в Тисо-Самшитовой роще Кавказского государственного природного биосферного заповедника: август–сентябрь 2014 г.

Рисунок 20 – Сплошная дефолиация самшита вечнозелёного в Краснодаре:

х. Ленина, август 2014 г.

Рисунок 21 – Частичная дефолиация самшита вечнозелёного в Краснодаре:

КМР, сентябрь 2014 г.

Рисунок 22 – Сплошная дефолиация самшита вечнозелёного в Краснодаре:

КМР, август 2014 г.

Рисунок 23 – Начало дефолиации самшита вечнозелёного в Краснодаре

(х. Ленина, февраль 2014 г.): стрелками показаны следы питания гусениц последней генерации 2013 г.

Рисунок 24 – Завершение дефолиации самшита вечнозелёного в Краснодаре

(х. Ленина, октябрь 2014 г.): результат развития двух генераций самшитовой огнёвки

весной–летом 2014 г.

Рисунок 25 – Инвазивный ареал Cydalima perspectalis (Walker, 1859) на

Северо-Западном Кавказе, по данным ГЛПМ на 01.10.2014:

вид обнаружен – «+»; вид отсутствует – «-»

 

 СКАЧАТЬ